Кто накладывает арест на имущество

Как судебные приставы арестовывают и изымают имущество должника

Для чего арестовывают имущество должника

Арест применяется, чтобы:

  • обеспечить сохранность вещей, которое передается взыскателю или реализуется;
  • исполнить судебный акта о конфискации;
  • исполнить судебный акт о наложении ареста на вещи, которые принадлежит должнику и находится у него или у третьих лиц.

Когда арестовывают и изымают

В ч. 1 ст. 80 федерального закона № 229-ФЗ от 02.10.2007 указано, в каких случаях накладывается арест на имущество — это способ реализации исполнительного документа, который содержит требования об имущественных взысканиях. Это правило распространяется и на срок, который установлен для добровольного исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе. Он составляет 5 дней по ч. 12 ст. 30 229-ФЗ.

Пристав не применяет правила очередности обращения взыскания на имущественную массу должника.

В пункте 40 Постановления Пленума Верховного суда № 50 от 17.11.2015 указано, что арест имущества должника в исполнительном производстве как мера принудительного исполнения налагается при исполнении судебного акта об аресте имущества ответчика, в том числе и административного, которое находится у него или у третьих лиц. Это закреплено в ч. 1, п. 5 ч. 3 ст. 68 229-ФЗ.

В ст. 84 229-ФЗ указано, что изъятие вещей должника для дальнейшей реализации или передачи взыскателю проводится по ст. 80 229-ФЗ. Имущество должника, которое подвержено быстрой порче, изымается и передается для реализации по истечении 5 дней — срок для добровольного исполнения должником требований по исполнительному документу.

При аресте обязательно изымаются драгоценные металлы и камни, изделия из них и лом таких изделий. Исключение — драгметаллы, которые лежат на счетах или во вкладах в банках или других кредитных организациях. Если судебный пристав обнаружил наличные деньги должника в рублях и валюте, они изымаются по правилам ч. 1 ст. 70 229-ФЗ.

Какие вещи не арестуют

В ч. 1.1 ст. 80 указано, что не арестуют вещи неплательщика по исполнительному документу, в котором есть требование взыскать деньги, если сумма взыскания по исполнительному производству не превышает 3000 рублей.

Исключение — арест денег и вещей в залоге, которое взыскивают в пользу залогодержателя.

В ч. 1 ст. 79 229-ФЗ указано, что не взыскивают имущественную массу, которое принадлежит должнику-гражданину на праве собственности. Перечень такого имущества установлен Гражданским процессуальным кодексом (ГПК) . В ст. 446 ГПК закреплен перечень имущества, на которое не обращают взыскание по исполнительным документам:

  • жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно единственное пригодное для постоянного проживания. Исключение — когда эта имущественная масса в ипотеке и его по законодательству взыскивают;
  • земельные участки, на которых расположено единственное пригодное для постоянного проживания жилье. Исключение — когда эта имущественная масса в ипотеке;
  • предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.). Исключение — драгоценности и других предметы роскоши;
  • вещи, которые нужны для профзанятий. Исключение — предметы, стоимость которых превышает 100 МРОТ;
  • племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку) и хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания — если их используют для целей, которые не связаны с предпринимательством;
  • семена, которые используют для очередного посева;
  • продукты питания и деньги на общую сумму не меньше прожиточного минимума должника и лиц, которые находятся на его иждивении;
  • топливо, которое использует семья неплательщика для приготовления ежедневной пищи и обогрева жилья в отопительный сезон;
  • средства транспорта и другие вещи, которые использует должник из-за инвалидности;
  • призы, госнаграды, почетные и памятные знаки, которыми награждали должника.
  • имущественную массу в залоге для обеспечения иска взыскателя, у которого нет преимущества перед залогодержателем. Это указано в ч. 3.1 ст. 80 229-ФЗ.
  • имущественную массу неплательщика, которое передали на депонирование эскроу-агенту, в том числе деньги, которые лежат на счете эскроу. Это указано в ч. 3.2 ст. 80 229-ФЗ.
  • доходы:
    • по потере кормильца;
    • по причинению вреда здоровью;
    • соцвыплаты;
    • детские алименты;
    • выплаты, которые связаны со смертью близкого родственника.

Как арестуют вещи должника

Когда взыскатель заявляет о желании арестовать вещи должника, судебный пристав решает, удовлетворить это заявление или отказать. Решение принимается не позднее дня, который следует за днем подачи такого заявления.

5 дней — срок для добровольного погашения, затем начисляется исполнительный сбор в размере 7% от суммы долга, но не меньше 1 000 руб. Это установлено в ч. 3 ст. 112 229-ФЗ. Исполнительный сбор платит должник, но уже в федеральный бюджет. После этого приставы ищут имущественную массу и регулярно посещают неплательщика.

Вот алгоритм, как арестовывают имущество судебные приставы:

  • Посещают должника по месту его регистрации, чтобы вручить постановление о возбуждении исполнительного производства.
  • Осматривают имущественную массу в квартире, чтобы оценить изымается она или нет.
  • Составляют опись арестованных вещей при понятых, которые подписывают этот акт. Пристав отмечает, какой запрет на вещи накладывает, кто присутствует, когда описывает вещи и другие существенные сведения. В ч. 4–7 ст. 80 229-ФЗ указано, что обязательно присутствуют только понятые, про должника ничего не сказано, следовательно, арест имущества без участия должника возможен, при условии, что его надлежащим образом уведомили об исполнительных действиях.

В ч. 4 ст. 80 указано, что вид, объем и срок ограничения права пользования имущественной массой определяются приставом в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем пристав делает отметку в постановлении или акте о наложении ареста на вещи должника (описи имущества). Поэтому на вопрос законно ли изъятие имущества без составления акта, отвечаем отрицательно, это противоречит закону об исполнительном производстве.

Перечень документов, которыми фиксируется арест имущества судебными приставами за долги должника:

  • постановление о наложении ареста;
  • акт описи и ареста вещей;
  • акт изъятия и др.

Участники описи подписывают акт и вносят пояснения, если хотят. На следующий день постановление и копия описи передаются участникам и отправляются в органы, которые контролируют аресты (ГИБДД, Росреестр и т.д.).

Должник вправе изъявить желание самостоятельно реализовать вещи, которые арестованы. О таком желании он сообщает приставам в течение 10 дней после ареста. Это указано в ч. 1 ст. 87.1 229-ФЗ.

Судебный пристав накладывает арест и ограничивает в распоряжении то имущество, которое указано судом. Если суд принял обеспечительную меру в виде ареста имущества ответчика и установил только его общую стоимость, то конкретный состав арестованного имущества и виды ограничений определяются судебным приставом по правилам ст. 80 229-ФЗ.

Что делают приставы с арестованным имуществом:

  • передают специализированной организации для продажи на торгах в рамках ч. 1 ст. 87 229-ФЗ;
  • передают госорганам и организациям, чтобы перевести в госсобственность (для имущества, которое арестовано по судебному акту о конфискации) в рамках ч. 2 ст. 87 229-ФЗ;
  • реализуют на торгах в форме аукциона (для недвижимости и вещей стоимостью больше 500 тыс. руб) в рамках ч. 3 ст. 87 229-ФЗ.

Что нельзя делать с арестованными вещами

Во время ареста имущества нельзя распоряжаться им. Факультативно оно изымается или право пользования им ограничивается. Сделки, которые отчуждают арестованное имущества, — ничтожные в той части, в какой они предусматривают распоряжение такими вещами.

Сделка, которая нарушает запрет на распоряжение имущественной массой должника, наложенного в судебном или ином законном порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав этого кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом.

Исключение — если приобретатель имущества не знал и не должен знать о запрете. Это указано в ст. 174.1 ГК ; ст. 6 и 80 229-ФЗ.

В п. 43 Постановления Пленума Верховного суда № 50 от 17.11.2015 указано, что арест в качестве обеспечительной меры или запрет на распоряжение устанавливаются и на имущество, на которое по ГПК нельзя обращать взыскание. В частности, на единственное пригодное для проживания помещение и земельный участок, на котором оно расположено. Например, действия пристава законные, когда он запрещает распоряжаться таким помещением и участком, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, если эти меры приняты приставом, чтобы препятствовать должнику распорядиться этим имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Ответственность

По ст. 312 УК РФ за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, которое подвергнуто описи или аресту, совершенные лицом, которому эти вещи вверены, а равно служащим кредитной организации банковских операций с деньгами (вкладами), на которые наложен арест, штрафуют до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Поводы для обжалования действия приставов

Когда исполняется решение, суда должники чаще обжалуют действия по аресту имущества, которое:

  • по закону не арестуют;
  • на праве собственности принадлежит другим людям;
  • по стоимости сильно превосходит сумму долга;
  • посчитали предметом роскоши, хотя оно таковым не является.

На практике обжалуют арест дверей, окон, домашних животных и других спорных видов имущества.

Как снять арест

Что делать, если наложили арест на имущество:

  • погасите требование и заплатите исполнительный сбор;
  • обжалуйте решение приставов, если арест провели незаконно.

Эти действия позволят снять арест.

Как обжаловать

Если приставы арестовали имущественную массу, которая не принадлежит должнику, спорьте с их решением и исключайте перечень неподходящего имущества из общей описи ареста.

В ч. 1 ст. 121 229-ФЗ указано, что постановления пристава, его действия (бездействие) обжалуются вышестоящему должностному лицу (в порядке подчиненности) или в суде.

Срок на подачу жалобы — 10 дней со дня, когда вынесли постановление, совершили действия или установили, что пристав бездействует. Если не известили о времени и месте совершения действий, срок исчисляется со дня, когда узнали или должны были узнать о том, что такое постановление вынесено или совершены действия (или, напротив, никаких положенных действий не было).

Если пропустили срок, с жалобой подавайте ходатайство о его восстановлении. Обоснуйте уважительность пропуска срока.

Читайте также  Как поменять паспорт через госуслуги пошаговая инструкция

Чтобы оспорить в суде, подайте заявление в арбитражный или суд общей юрисдикции по месту, где находится пристав. В какой из этих судов обращаться, указано в ч. 2, 3 ст. 128 22-ФЗ.

Если исполнительный лист выдал арбитражный суд, обращайтесь в него. Госпошлиной заявление не облагается. Суд рассматривает заявление в течение 10 дней со дня, когда оно поступило.

Обзор ВС: когда судам не следует арестовывать имущество

ВС отмечает, что анализ судебной практики показывает, что суды при разрешении ходатайств следователя, дознавателя о наложении ареста на имущество обвиняемого по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК, в основном правильно применяют положения закона. Значительная часть ходатайств об аресте имущества рассматривается по уголовным делам о коррупционных преступлениях.

Чье имущество?

ВС напомнил, что по ч. 1 ст. 115 УПК арест может быть наложен только на имущество обвиняемого/подозреваемого, но суды должны проверять, действительно ли названное в ходатайствах имущество принадлежит этим лицам. Только в случаях, когда из материалов дела с очевидностью следует, что имущество у третьих лиц фактически принадлежит обвиняемому или приобретено им на доходы, которые были получены от преступлений, суды могут обоснованно такое имущество арестовать. В качестве примера приводится решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 28 ноября 2017 года. Тогда под арест попала гостиница. Она находилась в собственности у некого ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Тогда суд установил, что гостиница была куплена на преступные доходы, а на третьих лиц оформлена, чтобы скрыть доходы. Арест суд наложил, чтобы обеспечить возмещение ущерба бюджету (около 82 млн руб.)

Фактор единственного жилья

Арест не может быть наложен на имущество, на которое по ГПК не может быть обращено взыскание (закреплено в ч. 4 ст. 115 УПК). Поэтому, решая вопросы об аресте, судья должен убедиться, что такое правило соблюдается. Например, если некоторое помещение является для обвиняемого и его семьи единственным пригодным для постоянного проживания местом, то арестовать его нельзя. На основании именно этого обстоятельства Ломоносовский районный суд Архангельска 2 июня 2017 года отказал следователю в аресте квартиры Алексея Степанова*, которого обвиняли по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере). Отказать в аресте суд может, когда из поданных в суд материалов нельзя понять, попадает ли имущество под то, на которое не может быть обращено взыскание. Белорецкий межрайонный суд Республики Башкортостан 22 октября 2018 года отказал в аресте имущества Сергея Иванова, так как из материалов не было понятно, является ли это жилье единственным пригодным для совместного проживания. Эта же ч. 4 ст. 115 УПК является основанием для отмены ареста в апелляции, если суд первой инстанции не учел эту часть удовлетворении ходатайства.

Соразмерность имущественным взысканиям

ВС отметил, что стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа (он установлен санкцией статьи Особенной части УК). Другой вариант – стоимость имущества должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. Поэтому суды могут наложить арест только на часть имущества.

Так, Майминский райсуд Республики Алтай 17 августа 2017 года отказал в аресте машины стоимостью в 1,7 млн руб., так как его владелец обвинялся по ч. 2 ст. 292 УК (служебный подлог), а штрафы по статье составляют 100 000–500 000 руб., кроме того, по ней нельзя применить конфискацию. Похожая ситуация была в Ленинском райсуде Чебоксар: дознавателю не удовлетворили ходатайство об аресте, так как сумма требований по гражданскому иску составляла 56 000 руб., а стоимость имущества – 250 000 руб.

Вернуть ходатайство

ВС обратил внимание, что «качество материалов, представляемых в суд органами, осуществляющими предварительное расследование, не всегда отвечает предъявляемым требованиям». Судья должен выяснить (по ч. 1 и 2 ст. 165 УПК), подсудно ли ходатайство суду, находится ли уголовное дело в производстве следователя или дознавателя, который такое ходатайство подал, и содержит ли сам документ сведения, необходимые для ареста и другие материалы. Если требования к ходатайствам и подсудности не выполняются, то суды возвращают их следователям и дознавателям. 12 апреля 2017 года судья Ухтинского городского суда Республики Коми вернул ходатайство о наложении ареста на имущество следователю, так как в предоставленных документах не было постановления о соединении уголовных дел и принятии следователем этого дела (после соединения) к производству. То есть суд не мог установить, подало ли ходатайство уполномоченное должностное лицо.

О целях наложения ареста

«Как правило, органы предварительного расследования в ходатайствах приводят сразу несколько целей для наложения ареста на имущество (например, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или других имущественных взысканий)», – рассказывается в обзоре. Суды в таких случаях в постановлении об аресте указывают, в каких именно целях налагается арест.

В Горно-Алтайском городском суде Республики Алтай 27 августа 2018 года судья арестовал автомобиль и земельный участок Зинаиды Сергеевой*, которую подозревали по ч. 3 ст. 160 УК (присвоение) на сумму 643 000 руб. В постановлении было отмечено, что ходатайство было заявлено «в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания штрафа». При этом санкция по статье составляет 100 000–500 000 руб., а иск заявлен на сумму 770 000 руб.

Отсутствие информации о заявленном гражданском иске при этом не является основанием для отклонения ходатайства об аресте. Например, Курганский городской суд арестовал недвижимость, машину и деньги Ивана Купалы*, который нанес ущерб Фонду предпринимательства более чем на 16 млн руб. Размер имущественного вреда был подтвержден. Фонд был признан потерпевшим, поэтому арест наложили, несмотря на то что гражданский иск заявлен еще не был. При этом суды могут правомерно ссылаться на ч. 2 ст. 44 УПК, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, а значит, и арест может быть наложен.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Наложение ареста на имущество в рамках уголовного дела

В настоящее время широкое применение получает такая мера процессуального принуждения, как наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ). К сожалению, она является и одной из самых проблематичных, порождающей многочисленные злоупотребления со стороны органов следствия. Применение такой меры может повлечь необоснованное ограничение конституционных прав на неприкосновенность частной собственности и свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности. А бывает, что эта мера, по сути, используется как «способ давления» в уголовном процессе, что, естественно, не отвечает ее назначению.

В рамках настоящей статьи невозможно описать всех юридических тонкостей и проблем применения ареста на имущества, но позволю себе обратить внимание читателя на ряд обстоятельств.

УПК РФ требует указывать в постановлении суда об аресте (о его продлении) «на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых суд принял такое решение». Но это можно понимать, как необходимость аргументировать наличие оснований полагать, что данное имущество получено в результате преступления либо использовалось в качестве орудия преступления, для финансирования преступной деятельности и т.п. По пути именно такого толкования и пошла российская правоприменительная практика. В итоге постановления об аресте имущества являются очень скупыми на конкретное обоснование необходимости его наложения.

Характерный пример. Суд арестовал расчетные счета ряда юридических лиц на основании следующих документов: постановлений о возбуждении уголовного дела и о производстве предварительного следствия следственной группой, постановления о производстве обыска и его протокола, «рапортов, справки об исследовании документов. запросов и ответов информационного характера, в частности о номерах расчетных счетов, открытых юридическими лицами». Понятно, что все эти документы носили формальный характер, и ни один из них конкретно не подтверждал версию следствия о том, что на арестованные счета зачислялись добытые в ходе незаконной банковской деятельности средства (на основании чего и налагался арест). Однако это не помешало суду первой инстанции удовлетворить ходатайство о наложении ареста, и хотя суд апелляционной инстанции это постановление отменил, указав на необоснованное и чрезмерное ограничение права собственности и свободы предпринимательской и иной экономической деятельности, такой исход дела скорее исключение, чем правило.

Что касается конкретизации арестовываемого имущества, то она может осуществляться как в самом судебном постановлении, так и позднее, в составляемом следователем или дознавателем протоколе. Суд же может ограничиться указанием того, на чье имущество и на какую сумму накладывается арест.

Точно так же по усмотрению дознавателя или следователя решается вопрос о хранении арестованного имущества: будет ли оно оставлено на хранении у владельца или собственника, передано иному лицу либо изъято для хранения при уголовном деле (ч. 6 ст. 115 УПК РФ). Таким образом, закон никак не ограничивает усмотрение правоприменителя в этом вопросе. Между тем, то или иное решение может иметь для собственника имущества немаловажное значение. И эта неопределённость сохраняется при том, что на важность этого вопроса о возможности оставления арестованного имущества у владельца обращал внимание и Европейский суд по правам человека, к примеру, в деле «Боржонов против России» (п. 61 Постановления от 22.01.2009; жалоба N 18274/04).

Закон предусмотрел необходимость указывать в постановлении об аресте имущества конкретные вводимые ограничения. Однако на практике они часто формулируются максимально широко или же регистрирующие органы зачастую игнорируют этот перечень, внося лишь общую запись об аресте имущества. Так, в одном из дел УФРС по Московской области отразило наложенный в порядке ст. 115 УПК РФ «арест в виде запрета собственнику совершать сделки, предметом которых является продажа либо иное отчуждение» просто как арест, ввиду чего собственник был лишен возможности зарегистрировать договоры аренды в отношении своего имущества. Примечательно, что в этом деле УФРС делало запрос органам предварительного расследования, на который получило ответ о недопустимости любых регистрационных действий в отношении объекта.

Одной из последних новелл в практике Конституционного Суда РФ является Постановление от 17 апреля 2019 года N 18-П, которым суд дал оценку конституционности части первой статьи 73, части первой статьи 299 и статьи 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Оспоренные положения регламентируют обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора, а также содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

Читайте также  Выписка из егрп сколько действительна

Указанные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании приговором суда решается вопрос о сохранении после вступления приговора в законную силу ареста, наложенного в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не соответствующими Конституции Российской Федерации. Во исполнение данного Постановления Конституционного Суда РФ 17 декабря 2019 Государственная Дума ФС РФ приняла в первом чтении законопроект о сроке ареста имущества третьего лица в уголовном деле.

Арест имущества, преступное происхождение которого не доказано

В 2016 г. по уголовному делу в отношении Г. вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК РФ. По версии следствия, преступные действия были совершены им в период с 2013 по 2015 г. В ходе расследования потерпевшей стороной был заявлен гражданский иск, следствием в связи с этим были приняты меры по установлению принадлежащего Г. имущества и наложению на него ареста в соответствии с положениями ст. 115 УПК РФ.

Арест имущества по причине долгого знакомства с обвиняемым

Органом следствия было установлено, что Г. в 2010 г. приобрел в собственность земельный участок и дом, который в 2017 г. он продал гражданину Л.

В 2018 г. следствие пришло к выводу, что указанное имущество передано обвиняемым Г. в собственность Л. фиктивно с целью воспрепятствования исполнению приговора в части имущественных взысканий. В суд было подано ходатайство о наложении ареста на имущество как «фактически принадлежащее обвиняемому Г.», несмотря на то, что по закону имущество обвиняемого уже было им отчуждено Л.

При обосновании законности ареста в суде единственным доказательством следствия была информация о том, что Г. и Л. были знакомы задолго до совершения сделки, связаны между собой в вопросах управления некоторыми юридическими лицами и, поскольку кадастровая стоимость земельного участка и расположенного на нем дома составляет сумму в два раза больше, чем доход Л. за 2012–2016 гг., Л. никак не мог позволить себе такое роскошное приобретение. Между тем адвокатами в суде были представлены сведения о том, что Л. более десятка лет успешно осуществляет предпринимательскую деятельность, а следствие не посчитало нужным выяснить данные о его доходах до 2012 г. и за 2017 г.

Об условиях наложения ареста на имущество по ст. 115 УПК РФ

Для наложения на имущество ареста в порядке ч. 1 ст. 115 УПК РФ необходимо, чтобы имущество принадлежало подозреваемому, обвиняемому или лицу, несущему по закону материальную ответственность за их действия.

Арест на имущество этих лиц накладывается без установления сроков и длится до принятия решения по нему итогового решения судом либо органом следствия без процедур последующего продления.

В описываемом мной случае достоверно установлено, что спорное имущество Г. не принадлежит, а Л. по данному уголовному делу каким-либо процессуальным статусом не обладает, материальной ответственности за действия Г. не несет.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Однако законность сделки между Г. и Л. не была предметом судебного разбирательства и в ином порядке судопроизводства никем не оспаривалась. Судебное решение о признании договора купли-продажи недействительным не выносилось.

В силу п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором; в данном случае право собственности у Л. возникло с момента государственной регистрации права, т.е. с 2017 г.

Действующее законодательство вообще не содержит такой формы права собственности, как «фактически принадлежащего одному лицу, но зарегистрированного в установленном законном порядке на иное лицо».

Суд обязан рассматривать ходатайство следствия только в пределах заявленных требований. Следователь обратился с ходатайством о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК РФ, и не просил установить срок ареста в соответствии с положениями ч. 3 той же статьи.

Однако суд, изучив материалы дела и выслушав мнения сторон, удовлетворил ходатайство и арестовал указанное имущество. При этом по собственной инициативе он наложил арест на имущество в порядке ч. 3 ст. 115 УПК РФ, которая содержит совершенно иные основания и условия для наложения ареста на имущество, и установил срок ареста. Таким образом, суд вышел за пределы заявленного ходатайства и подменил функции стороны обвинения.

Наложение ареста на имущество в порядке ч. 3 ст. 115 УПК РФ предполагает следующие обязательные условия:

  • арест накладывается на имущество, находящееся у других лиц;
  • данные лица не должны являться подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия;
  • арест может быть наложен, только если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования организованной преступной деятельности;
  • при наложении ареста на имущество третьих лиц требуется обязательное установление срока действия данной меры процессуального принуждения.

Что касается обязательного преступного характера происхождения имущества, обязательного для ареста имущества по ч. 3 ст. 115 УПК РФ, то и у следствия, и у суда не было на этот счет никаких доказательств.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении Г. было вынесено в 2016 г., в нем указано о совершении им преступления в период с 2013 по 2015 г. Дом и земельный участок были приобретены Г. в собственность в 2010 г., т.е. за 3 года до предполагаемой даты начала совершения преступления, в котором он обвиняется. Исходя из этого ясно, что это имущество не могло быть приобретено Г. в результате совершения преступных действий, как того требует закон.

В постановлении суда о наложении ареста не приведено никаких данных и о том, что участок с домом каким-либо образом использовались или предназначались для использования «в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности».

Кроме того, в дальнейшем, в ходе следствия, вопреки требованиям закона, срок ареста на имущество судом неоднократно продлевался.

Позиция Верховного Суда РФ

Факты и обстоятельства данного дела были доведены до сведения Верховного Суда РФ, однако высшая судебная инстанция отказала в передаче жалобы для рассмотрения в суде кассационной инстанции, буквально поставив своим решением под удар конституционное право каждого человека и гражданина – право собственности.

В частности, в Постановлении от 24 сентября 2018 г. ВС РФ указал следующее:

«… В соответствии с ч. 3 ст. 115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления.

При решении вопроса о наложении ареста на имущество, принадлежащего Л., суд указал конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых был сделан вывод о том, что данное имущество фактически принадлежит Г. и передано Л. с целью воспрепятствования обеспечению имущественных взысканий по уголовному делу.

… доводы стороны защиты проверялись судами, не нашли своего подтверждения и обоснованно отвергнуты, не соглашаться с приведенными мотивами оснований не имеется. »

То есть гарантии конституционных прав, установленные в уголовно-процессуальном законе для лиц, добросовестно приобретших имущество, оказались легко преодолимыми, если органам уголовного преследования поставят цель отнять у законного собственника его имущество.

Ошибка или обыкновение

С учетом обширной практики по вопросам ареста имущества, существенная доля которой пришлась на 2018 г., нами был выявлен ряд ошибок, систематически допускаемых судами при вынесении указанных решений в порядке ст. 165 УПК РФ и приведших к отмене ряда вынесенных судебных актов в апелляционной инстанции.

В частности, суды при вынесении решений о наложении ареста на имущество либо о продлении срока ареста, наложенного на имущество:

  • не дают оценки источнику дохода, на который было приобретено арестовываемое имущество (ч. 3 ст. 115 УПК РФ);
  • указывают, что имущество фактически принадлежит подозреваемому/обвиняемому, однако ни в описательно-мотивировочной, ни в резолютивной части ходатайства следователя, ни в представленных суду материалах такие сведения не содержатся;
  • не сверяют количество и реквизиты счетов, когда речь идет о продлении срока наложенного ареста на денежные счета, находящиеся на счетах в кредитных организациях. В итоге в судебном решении о продлении срока ареста могут быть указаны счета, которые не были отражены в ходатайстве следствия;
  • накладывают арест на имущество как принадлежащее подозреваемому/обвиняемому (ч. 1 ст. 115 УПК РФ), когда в судебном заседании выясняется, что имущество на момент рассмотрения ходатайства отчуждено третьим лицам. По смыслу закона, в этом случае (если нет достоверных сведений о фиктивности данной сделки и признании ее недействительной) следствие должно обратиться в суд с новым ходатайством, уже об аресте имущества, находящегося у третьего лица (по правилам ч. 3 ст. 115 УПК РФ);
  • продлевают срок ареста, наложенного на имущество, когда решение суда о наложении ареста на данное имущество отменено.

Так, отменяя одно из решений суда первой инстанции, Мосгорсуд в своем апелляционном постановлении от 14 августа 2017 г. по делу № 10-12619/2017 указал, в частности: «суд, рассматривая ходатайство о наложении ареста на имущество, должен убедиться в достоверности представленной следственными органами информации о наличии в собственности того или иного имущества, отвечает ли оно критериям, установленным вышеуказанным положениям закона».

Хочется отметить, что, несмотря на огромное количество отмененных решений, Мосгорсуд как апелляционная инстанция не спешит «ставить точку» и оставлять за собой последнее слово в подобных спорах, а вместо этого всякий раз направляет материалы дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Такие решения отнюдь не способствуют формированию позитивной практики по данной категории дел, так как суды в большинстве случаев просто игнорируют указания вышестоящих инстанций и все возвращается «на круги своя» до следующего апелляционного рассмотрения.

Читайте также  Каков порядок наследования по закону

При этом в случае отмены решения суда первой инстанции и направлении дела на новое рассмотрение следствие не считает нужным отменять вынесенный ранее протокол о наложении ареста на имущество, поскольку, по их мнению, «суд в данном случае еще не принял окончательного решения, а лишь направил материалы дела на новое рассмотрение. Следовательно, – считает сторона обвинения, – решение об аресте “окончательно” не отменено». Это примерный смысл ответа следователя на соответствующее ходатайство защитника.

Поэтому, несмотря на некоторую положительную динамику и отмену ряда решений по многим делам, время идет, и на протяжении всех судебных противостояний наложенный арест на имущество и расчетные счета компаний полностью парализует и делает невозможной основную деятельность этих организаций.

Это означает, что давление, оказываемое правоохранительными органами, продолжается. И хотя можно констатировать определенный процент побед, но, по сути, оградить доверителя от незаконного воздействия посредством применения к нему мер принуждения – на практике задача очень сложная.

Совет правоохранительных органов, который логически вытекает из наблюдений за упорной линией правоприменителя, должен быть, вероятно, следующий: «Арестовали твое имущество? – смирись».

Безусловно, такая ответственная мера превентивного характера, как наложение ареста на имущество, не должна стать в руках стороны обвинения рычагом воздействия на граждан и на деятельность предприятий и организаций. Судебный контроль по данной категории дел должен быть ужесточен, необходимо тщательное, скрупулезное, объективное и независимое исследование фактических обстоятельств, изложенных в ходатайствах органов следствия, и всех доводов стороны защиты.

Наложение ареста на имущество судом в рамках рассмотрения гражданского дела

Адвокат Антонов А.П.

Под имуществом гражданина понимаются и вещи, и имущественные права, когда речь идет о его ответственности по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (ст. ст. 24, 128 ГК РФ).
В соответствии с ч. 2 ст. 139 ГПК РФ обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.
Нормы ГПК РФ об обеспечительных мерах выступают правовой гарантией реальности исполнения судебных решений (Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 377-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Желябовского Николая Ивановича, Миненко Дениса Евгеньевича и других на нарушение их конституционных прав ст. 139, п. 1 ч. 1 ст. 140 и ст. 141 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»).
Одной из мер по обеспечению иска является наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц (п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ).
Согласно ч. 3 ст. 140 ГПК РФ меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.
Бремя доказывания фактов, свидетельствующих о необходимости применения мер обеспечения иска, возлагается на заявителя. Для удовлетворения заявления об обеспечении иска в виде наложения ареста на имущество должника должны прослеживаться последствия того, что их непринятие может затруднить исполнение судебного акта либо сделать это исполнение невозможным (например, ввиду отчуждения должником имущества непосредственно в ходе рассмотрения дела).
ГПК РФ не определяет круг доказательств, которые должно представить лицо, ходатайствующее об обеспечении иска, само по себе существование как реальной, так и потенциальной угрозы неисполнения решения суда или затруднения его исполнения в будущем является основанием для применения обеспечительных мер (Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 24.12.2020 по делу N 88-26145/2020; Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.08.2020 N 33-17366/2020).
Истец, рассчитывающий на восстановление своих имущественных прав, должен подтвердить факт наличия у него обоснованных опасений относительно реальности исполнения решения суда с учетом характера и поведения ответчика. В противном случае принятие решения об удовлетворении требований истца при отсутствии обеспечения его имущественного интереса теряет всякий смысл и делает нереализуемой основную функцию судопроизводства — защиту и восстановление нарушенного права (ст. 2 ГПК РФ).
Наложение ареста на имущество подразумевает под собой запрет на совершение действий по регистрации перехода права собственности на данное имущество и не исключает возможность пользоваться этим имуществом (Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 03.12.2020 N 88-28036/2020).
В связи с этим принятие мер обеспечения в виде наложения ареста на имущество ответчика не лишает последнего права собственности на спорное и иное имущество, а временно ограничивает его право по распоряжению своим имуществом (Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 26.11.2013 N 33-6551/2013).
В целях наложения ареста на имущество должника истец должен обратиться в суд с соответствующим заявлением, в котором излагается просьба о наложении ареста на имущество должника, а также указывается перечень этого имущества (если оно известно).
Такое заявление может быть подано как вместе с исковым заявлением (содержаться в просительной части заявления), так и заявлено отдельно в ходе рассмотрения дела.
Следует учитывать, что в соответствии с ч. 3 и 4 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) арест на имущество должника налагается судебным приставом-исполнителем, в том числе при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество.
Следовательно, отсутствие сведений о конкретном перечне имущества ответчика, о месте его нахождения и об индивидуальных признаках имущества ответчика, на которое необходимо наложить арест, не препятствует суду применить обеспечительные меры, поскольку установление соответствующего перечня имущества, на которое может быть наложен арест, отнесено к компетенции судебного пристава-исполнителя и производится в рамках исполнения определения суда о наложении ареста (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.06.2018 по делу N 33-27517/2018; Апелляционное определение Новгородского областного суда от 30.05.2018 по делу N 33-1405/2018).
Рассматривая заявление истца об обеспечении иска, суд не рассматривает исковые требования по существу, а решает вопрос о наличии оснований для применения обеспечительных мер и их соразмерности заявленным требованиям.
Меры по обеспечению иска носят временный характер.
При этом следует учитывать, что арест может быть наложен на имущество, принадлежащее исключительно должнику, а не третьим лицам. Такое имущество может лишь находиться у других лиц. В противном случае таким судебным актом могут быть нарушены права субъектов, не являющихся участниками спорных правоотношений и не несущих перед истцом ответственности за неисполнение ответчиком своих обязательств.
В заявлении об обеспечении иска в виде наложения ареста на имущество должника указываются обстоятельства, которые, по мнению истца, являются достаточными для обеспечения иска.
Помимо этого, в заявлении об обеспечении иска указывается их связь с предметом спора, а также краткое изложение спорной ситуации. В связи с этим нет необходимости дублировать в заявлении об обеспечении иска содержание искового заявления.
Анализ судебной практики судов общей юрисдикции показывает, что наибольшее число удовлетворенных заявлений о принятии обеспечения иска в виде наложения ареста на имущество приходится на требования кредитных организаций о взыскании с физических лиц денежных средств на значительные суммы. Так, судом принимаются во внимание неисполнение ответчиком обязательств по договору и отсутствие с его стороны действий по принятию мер к погашению задолженности в течение длительного периода времени.
На основе этих данных имеются основания полагать, что непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.
Само по себе существование как реальной, так и потенциальной угрозы неисполнения решения суда или затруднения его исполнения в будущем является основанием для применения обеспечительных мер (Апелляционное определение Белгородского областного суда от 18.08.2020 N 33-3472/2020; Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 23.07.2020 по делу N 33-6428/2020).
Между тем только лишь значительность размера исковых требований, невыполнение в добровольном порядке требований и наличие счетов в банке к названным обстоятельствам не относятся. Обратное означало бы возможность принятия мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на имущество должника во всех без исключения случаях при предъявлении исковых требований к физическим лицам.
Как правило, любые суммы свыше 100 000 руб. являются для граждан значительными, а потому при обращении в суд с заявлением об обеспечении иска следует представить доказательства, подтверждающие намерение ответчика воспрепятствовать исполнению решения (заключение договоров купли-продажи имущества, дарения после предъявления иска).
Из п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» следует, что во исполнение судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика судебный пристав-исполнитель производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом.
При этом суд вправе принять указанную обеспечительную меру, установив лишь общую стоимость (в пределах размера исковых требований). Конкретный состав имущества, подлежащего аресту, и виды ограничений в отношении него определяются судебным приставом-исполнителем по правилам ст. 80 Закона об исполнительном производстве (Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 24.12.2020 по делу N 88-26145/2020).
В соответствии со ст. 141 ГПК РФ заявление об обеспечении иска рассматривается в день его поступления в суд без извещения ответчика, других лиц, участвующих в деле.
ГПК РФ не предусматривает обязанности у истца по направлению копии этого заявления ответчику и другим лицам, участвующим в деле.
О принятии мер по обеспечению иска судья или суд выносит определение.
О принятых мерах по обеспечению иска судья или суд незамедлительно сообщает в соответствующие государственные органы или органы местного самоуправления, регистрирующие имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение (ч. 4 ст. 140 ГПК РФ) путем направления им копии судебного акта о наложении ареста на имущество.
Согласно ст. 142 ГПК РФ определение суда об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений. На основании определения суда об обеспечении иска судья или суд выдает истцу исполнительный лист и направляет ответчику копию определения суда.
На все определения суда об обеспечении иска может быть подана частная жалоба (ч. 1 ст. 145 ГПК РФ).

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!